Главная arrow Статьи arrow Мораль и воспитание в секции рукопашного боя
Мораль и воспитание в секции рукопашного боя Печать E-mail
Третий год я работаю со студенческой секцией под названием “Боевое самбо на базе русского стиля рукопашного боя”. Объясню, откуда взялось такое длинное словосочетание. Дело в том, что с 1990– го года, еще продолжая выступать на чемпионатах страны, Европы и мира по спортивному самбо и дзюдо, я увлеклась направлением, которое называется “Русское боевое искусство ”. Вместе с моим тренером Константином Тиновицким мы начали ездить на семинары к известному рукопашнику Александру Ретюнских. Постепенно опыт, приобретенный в спорте, сливался со знаниями и умениями, предназначенными для применения в настоящем бою. Это что касается названия. Теперь о сути происходящего. Речь пойдет сегодня не о методике обучения, технике приемов, а о нравственном климате “рукопашной” секции.

На мой взгляд, климат этот несколько отличается от атмосферы секции спортивного единоборства. Там все ясно: люди ставят своей целью победу на спортивных соревнованиях.

А зачем приходят к нам в группу? Ведь у нас нет турниров, стартов. Правда, мы поощряем участие своих учеников в соревнованиях по спортивному самбо, боксу, каратэ, разным версиям спортивного рукопашного боя (есть и такие). Любой соревновательный поединок укрепляет характер. И все же, техника боя, рассчитанного на выживание в экстремальной ситуации, заметно отличается от спортивной техники и из– за своей жесткости неприменима в соревновательной практике, включая даже профессиональные “бои без правил”. Скажем для примера, что в случае создавшейся угрозы вашей жизни, вы можете работать даже на поражение вооруженного ножом или пистолетом преступника. И закон это позволяет. Значит, мы можем с полным правом считать, что человек, пришедший обучаться в секцию боевого самбо или рукопашного боя, нуждается в каком– то “незримом оружии”.

Зачем же оно ему понадобилось?

С первых дней занятий я начинаю исподволь внимательно изучать учеников. Как– то они примут законы нашей секции? Я и тренер Константин Тиновицкий, с которым мы ведем занятия, постоянно внушаем своим ученикам: “Сила должна быть доброй”. Знания и умения, которые вы здесь получаете, могут быть применены только для защиты вашей жизни и достоинства. Чтобы вы могли умело противостоять бандиту или хулигану, “прикрыть” женщину или более слабого товарища.

В то же время, всячески старайтесь избегать конфликтов. Помните у Киплинга: “Храброе сердце, учтивая речь”. Не обращайте внимания на задиристых пьянчужек и дураков.

Строгая дисциплина во время занятий не распространяется на наши взаимоотношения вне борцовского ковра. Тут для своих студентов я просто старший товарищ. Конечно, и фамильярность недопустима. На базе моей секции работает студенческий оперотряд. Иногда после дежурства мы можем собраться на чашку чая, поговорить о жизни. И это тоже воспитание.

“Все это так, - скажете вы, - но слова одно, а поступки - другое. Ваши ученики могут соглашаться с вами, а на улице вести себя по– другому”. Однако характер и тайные помыслы человека обязательно проявятся в его поступках. При обучении рукопашному бою не обойтись без некой доли условности. То есть надо договориться, что при отработке нового приема защиты, партнер будет наносить вам определенный удар в обусловленную точку и на небольшой скорости. Старый принцип обучения - от простого к сложному.

Представьте, вместо этого ваш товарищ наносит вам удар в другую, незащищенную зону и на максимальной скорости. Если учиться по такому принципу, у дверей спортзала должна постоянно дежурить бригада “Скорой помощи”.

Тем не менее, незапланированные действия партнера иногда случаются. И вот тут очень важно разобраться в мотивах поступка. Что руководило человеком: желание самоутвердиться, почувствовать, как твой удар заставил партнера согнуться от боли? Или это произошло от неумения, от психологического зажима? В первом случае последует решительное предупреждение, и этот спортсмен будет уже под особым контролем. Во втором, как правило, человек сам очень переживает и корит собственную неловкость. Тут требуются не жесткие слова, а наоборот, что– то подбадривающее. Дескать, у всех не сразу получается. И у меня самой случались ошибки.

Мне известны секции, где царит совершенно иной дух. Там считается нормальным, и это даже поощряется, напасть на партнера со спины, провести удушающий захват, когда ваш товарищ не готов к отпору. Здесь, конечно, не идет речь о технике “снятия часового”. Или другой вариант. Допустим, я провела болевой или удушающий захват, и партнер подал сигнал о сдаче. Отпускаю, расслабляюсь, и тут он нападает исподтишка. Тренеры этих секций считают, что таким образом ученикам прививается способность не расслабляться по ходу тренировки. На мой же взгляд, этим подходом перечеркиваются многие благородные понятия - верность слову, доверие, порядочность, дружеская выручка.

Обычно в таких секциях иные отношения между тренером и учениками. Учитель поднимает себя на невероятную высоту, а от учеников требует раболепного подчинения и вне татами. Занятия у таких педагогов чаще всего окружены дымкой загадочности и тайны. Посторонние на уроки не допускаются. Инструкторы объясняют это нежеланием делиться секретной информацией. Мне же кажется, что здесь зачастую присутствует боязнь показать свою несостоятельность.

Я допускаю на свои занятия и знакомых моих учеников, и специалистов единоборств, желающих перенять опыт. Запрещается только видеосъемка. Но это уже этика, принятая среди профессионалов.

Подводя черту под сказанным, вспомню древнее выражение: “Кто к нам с мечом придет, от меча и погибнет”. Оно очень в нашей российской традиции. Мы не нападаем, но защищаться умеем. А еще я не устаю повторять своим парням и девушкам: “Ни на кого не держите зла. Умейте прощать. Берегите душу в чистоте”.

Ирина ЕМЕЛЬЯНОВА,

чемпионка мира, Европы, России по самбо,

трехкратная чемпионка СССР по дзюдо, старший преподаватель ГАНГ им. Губкина

 
« Пред.   След. »