Главная arrow Статьи arrow О самоопределении
О самоопределении Печать E-mail
С незапамятных времён люди, в силу своих врождённых различий, разделились на группы. В Древней Индии такое разделение было формально закреплено; и даже сегодня оно всё ещё способно служить обобщающей моделью различных образов мышления.
Общество разделилось на четыре варны (сословия), а также изгоев – неприкасаемых. На начальных этапах формирования кастового общества в Индии принадлежность к каждой из варн определялась своим мировоззрением и системой ценностей:
- брахманы – хранители знания, установители моральных норм;
- кшатрии – воины, ставившие долг и честь выше жизни;

- ваишьи – ростовщики, торговцы, ремесленники, для которых особую важность представляет приобретение материальных ценностей, т.е. выгода, прибыль;

- шудры – слуги, для которых высшим предназначением было служение высшим варнам.

Чандалы – изгои, неприкасаемые, не входящие не в одну из варн – не были связаны никакими моральными обязательствами.

Каждая из этих групп отражает определенный образ мышления.

Группы людей, являющиеся носителями одного из видов сознания, приходя к власти, свою систему ценностей пропагандируют, как официальную идеологию. С другой стороны, когда мировоззрение определённой «варны» становится массовым, лидеры этой «варны» получают власть.

У многих народов изначально у власти стояла высшая «варна» – волхвы, жрецы, брахманы. Но время шло, менялись системы ценностей и мировоззрение. При переходе к феодальному строю практически всегда власть сосредотачивалась в руках правителей-воинов, и высшими ценностями эпохи становились долг и честь.

В результате войн наибольшую выгоду получали купцы. Воины гибли в сражениях, а торговцы преумножали свои богатства. Расцвело ростовщичество, появились банки, и система ценностей «вайшьев» стала популярной. А воины? Воины, как носители определённого вида сознания, оказались не так уж необходимы. Их сменили солдаты. В это время система ценностей «вайшьев» стала доминирующей.

В мире нет ничего постоянного – всё изменяется. Но как система ценностей «шудр», слуг, захватила массовое сознание, я не понимаю! Скорее всего, сработало более чем тысячелетнее навязывание церковью рабской психологии. В бывшем СССР во времена красного террора любое инакомыслие стало смертельно опасно. Возникло, с их точки зрения, самое справедливое государство – государство, в котором людям, с таким образом мышления и мировоззрением, было максимально комфортно: централизованная раздача благ через «кормушки», отсутствие частной собственности, отсутствие личных ответственности и инициативы, уравниловка. Не стало гордости мастеров за качество выполненной работы. Преследовались люди, стремящиеся к личной выгоде (торговцы, «цеховики»). Со временем повсеместно и массово расцвело воровство и взяточничество. И самое страшное – в массовом сознании это не осуждалось, считалось нормой. А это уже признак образа мышления, соответствующего совсем другой «варне» – варне неприкасаемых. Не прошло и семидесяти лет, как одна система ценностей сменилась другой. Сегодня уже заканчивается разворовывание. А какие системы ценностей и мировоззрения проповедуются СМИ сегодня, вы и сами знаете.

Всё не так грустно, если этот процесс цикличен.

Присутствие у власти группы людей, исповедующих систему ценностей одной из «варн», не означает исчезновения представителей иных систем ценностей. Носители их мышления малочисленны. Их мировоззрение непопулярно, но они есть и несут в себе всю духовную силу своих «варн». Например, образ воина обладает огромной силой. Скольких людей искусства он вдохновил! И это притом что слова «честь» и «долг» вызывают недоумение во взгляде и снисходительную улыбку у большинства нынешних молодых людей.

Из чего же воины черпали свою силу?

Высшей общественной ценностью уже довольно давно считается жизнь человека. Сегодня же произошла подмена понятий, и высшей ценностью считается собственная жизнь человека. Это означает, что человек, принявший эту систему ценностей, под угрозой смерти способен буквально на всё: на любое унижение, предательство – на всё, чтобы сохранить свою жизнь. А для воина жизнь в бесчестии – невозможна. И умереть, если этого требует долг – не героизм, а норма. Воин отличается от других людей не только своей системой ценностей, но и мировоззрением. Обыватели не любят думать о смерти – это неприятно. Воин же трезво отдаёт себе отчёт, что ни один человек, ни одна организация или государство не может гарантировать ему, что он проживёт ещё хоть минуту. Жизнь может закончиться в любое мгновение. Поэтому и отношение к жизни другое. Она воспринимается не как данность, а как дар. Всё, что мы воспринимаем, в любой миг может исчезнуть. В определённых ситуациях, для того чтобы продолжать жить, нужно переступить через долг и честь. Стоит ли переступать и цепляться за жизнь, в которой не сможешь себя уважать, и которая может закончиться в любую секунду. Ведь всё равно умрёшь, но уже на коленях.

Я думаю, именно из такого или похожего мировоззрения и системы ценностей черпали силу духа воины разных народов.

Для нас ежедневная практика воинского искусства – способ блюсти себя, не поддаваться медленно разъедающей мозги и душу окружающей фальши. Это способ дотянуться и хоть немножечко, хоть самую малость зачерпнуть духовной силы высших «варн», которая поможет нам жить:

  • не приторговывая,
  • не прислуживая,
  • не барыжничая,
  • не воруя
  • и оставаясь собой.
 
« Пред.