Главная arrow Статьи arrow Момент истины
Момент истины Печать E-mail

Бойцовский бизнес - это бизнес, наполненный гиперболами. Вот почему там постоянно сталкиваются миры, а лучшие из лучших сражаются в битвах, которые навсегда изменят характер спорта высоких достижений. По крайней мере, так нам говорят хотя бы раз в месяц.


Это нормально. Мы настолько часто слышим нечто подобное в ММА, что это сливается в фоновый шум, вместе с бойцами, утверждающими, что они находятся в наилучшей форме в своей жизни, когда каждый тренер настаивает на том, что он никогда не видел, чтобы его парень выглядеть лучше в спортзале.


Поэтому, когда глава Strikeforce Скотт Кокер заявляет, что его Гран-при тяжеловесов, стартующий воскресным утром, по крайней мере на бумаге,  "величайший турнир в тяжелом весе за всю историю ММА", этого вполне правдоподобного утверждения достаточно, чтобы остановиться и задуматься, а прав ли он?


Честно? Ну да, может быть. По крайней мере, вполне возможно.


Однако, давайте же не будем терять рассудок. Поэтому, когда Евгений Коган из M-1 Global внушает вам на пресс-конференции, что Гран-при превратит Strikeforce в ведущую организацию в мире, это следует расценивать либо как принижение ваших умственных способностей, либо как признак того, что Коган прекратил прием прописанных ему препаратов. Слишком уж многие казуальные поклонники полагают, что "UFC" - это название всего данного спорта, чтобы сказанное было правдой.


Но можно ли сказать что, по крайней мере, сейчас, когда турнир наполнен такими известными именами, как Федор Емельяненко, Алистар Оверим и Джош Барнетт, дерущимися друг против друга, он может стать наиболее знаменательным и захватывающим турниром в истории ММА? В настоящее время это вполне резонно.


Собрав вместе 8 именитых тяжеловесов - а, как минимум, половина из них вероятно располагается в верхней десятке рейтинга - Strikeforce заложили такой фундамент, аналогов которому мы не видели со времен турниров PRIDE 2005-06 гг. К тому же, Strikeforce сделали это, не заполняя первые раунды Гран-при представлениями фриков (прости, Зулузиньо) или проходными бойцами, пришедшими только за проигрышем (без обид, Юн Донг-Сик).

А когда самые большие аутсайдеры турнира такие бойцы, как Андрей Арловский и Бретт Роджерс, оба из которых все еще могут претендовать на некоторые заметные достижения в спорте, то напрашивается вывод - это конкурентоспособный состав.

Евгений Коган - "Это Гран-при превратит Strikeforce в ведущую организацию в мире"


Поэтому, когда Кокер заявляет, что мы можем увидеть то, что станет одним из лучших турниров в истории ММА, с этим трудно поспорить. По крайней мере, в теории и на бумаге.


В этом-то и проблема наличия такого числа переменных. Вся затея может быть сорвана в любой момент из-за травмы, положительного допинг-теста или неразберихи при лицензировании. Имея в наличии хрупко-рукого Федора, подозрительно объемного Оверима и Барнетта, троекратно провалившего тест на допинг (который до сих пор в родном для Strikeforce штате Калифорния персона нон грата), есть риск того, что все предприятие в любой момент может рухнуть.


Впрочем, эта та пропасть, по краю которой ходит каждый промоутер. Ведь чем амбициознее планы, тем проще им достичь своей кульминации. Кокер просто обязан попытаться что-то сделать. Он не для того собирал тяжеловесов так же, как Хершел Уокер коллекционирует автомобили, чтобы те сидели и пялились друг на друга. Для чего тогда нужен Гран-при, если не для того, чтобы собрать всех ос в одну банку, хорошенько ее встряхнуть и посмотреть, что же из этого выйдет. Но, если турнир и вправду лучшее, что есть в ММА, кем это делает его победителя? Ответ на этот вопрос, вероятно, зависит от того, кто им станет и как он им станет.



Например, если Оверим продолжит начатое в 2010-ом, когда он завоевал титул чемпиона Гран-при К-1, и в 2011-ом уверенно победит таких бойцов, как Вердум и Емельяненко, а в финале расправится с таким атлетом, как Барнетт или Харитонов, будет сложно утверждать, что он не лучший тяж в мире. С другой стороны, если Барнетт выиграет в несложном четвертьфинале, а затем уложит на лопатки нескольких резервных бойцов и окажется последним выжившим на поле брани, выкошенном травмами и удалениями, можно ожидать, что президент UFC Дана Уайт использует этот факт в качестве доказательства того, что вся затея была фарсом.


Является ли Гран-при рискованным предприятием? Безусловно. Но у Strikeforce нет другого выхода. Сейчас или никогда. Немного удачи, и мы можем оказаться свидетелями того, что сделает нынешнюю пред-турнирную шумиху преуменьшенной, к тому времени, когда все будет кончено. И разве это не станет приятным разнообразием, пускай даже и мимолетным.

источник: sportsillustrated.cnn.com

 
« Пред.   След. »