Главная arrow Статьи arrow Психологическая подготовка к рукопашному бою
Психологическая подготовка к рукопашному бою Печать E-mail
Оглавление
Психологическая подготовка к рукопашному бою
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82

Алексей Кадочников

 

Психологическая подготовка к рукопашному бою

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

 

 

Начну со статистики.

В среднем по России за год в чрезвычайных ситуациях людей погибает:

— в походах и экспедициях — 250‑300;

— при землетрясениях, наводнениях — 500‑800;

— в техногенных авариях — 1000‑1500;

— на воде — 9000‑12000;

— в авариях на транспорте — 40000‑45000;

— в криминальных происшествиях — 30000‑32000;

— в результате самоубийств — 55000‑65000(!);

— при прочих обстоятельствах — 3000‑6000.

Итого: около 140‑150 тысяч человек ежегодно в России погибает в результате несчастных случаев и чрезвычайных ситуаций.

Число раненых можно оценивать как 1:10, то есть на «порядок» больше. Приплюсуем к этому число инфарктов и инсультов (вообще не поддающихся статистике), которые можно считать прямым следствием социальных экстремальных ситуаций.

Не вдаваясь в статистику других стран, можно смело констатировать: в этой области мы тоже прочно «впереди планеты всей» и около 1% населения уходит из жизни по этой причине.

Можно даже сравнить с «результатом» афганской войны — погибших примерно 2% от всего контингента, прошедшего через боевые действия.

Итак, наша повседневная жизнь по сравнению с боевыми действиями «всего» в 2 раза менее опасна! И на фоне подобной ситуации наше общество, наверное, наиболее пренебрежительно относится к проблеме обучения действиям в ЧС!

Вот где поле деятельности для исследователя и педагога! Но… с другой стороны, будет ли их деятельность рентабельна при таком количестве «печальных событий»? Наверное, это еще одно проявление «российского менталитета». Можно огорчаться, можно восхищаться, но обойтись сакраментальным «умом Россию не понять» уже не удается.

Следует учесть, что реальные экстремальные условия зачастую представляют собой синтез нескольких сред. Какая из них будет определяющей — вопрос непредсказуемый! Подготовить же человека ко всем прогнозируемым условиям сразу — абсолютно нереально.

Поэтому, начиная подготовку человека к активному действию, невозможно и даже преступно было бы в начале определять сферу занятий человека, соответственно среду и разрабатывать специальное, узкоспецифическое снаряжение. Готовить надо к существованию во всех средах, то есть изучать и выделять принципы выживания, единые для всех сред.

Главным постулатом выживания, то есть живучести есть обязанность, возможность и необходимость сохранения своего здоровья, своих сил, своей жизни для решения более значимых задач.

Сегодня никто из нас не застрахован от катастроф, происшествий, от физического или психологического нападения в общественном месте, в транспорте и даже дома, и тогда наше здоровье и жизнь могут оказаться под угрозой. Ежедневно из средств массовой информации нам приходится узнавать об убийствах, грабежах, кражах, насилии, различных происшествиях, когда жертвами преступлений становятся не только «сильные мира сего», но все чаще и чаще рядовые граждане. В этой ситуации каждый должен использовать любой шанс, чтобы выжить.

Чтобы предупредить опасность или хотя бы свести до минимума ее возможные последствия, в настоящее время, пожалуй, как никогда раньше, важно знать и уметь применять эффективные средства самозащиты. Стержнем этих средств, на мой взгляд, должна стать предлагаемая система — это и самозащита от экологических и техногенных катастроф, экономического хаоса в стране, психологических расстройств, болезней и травм и т.д.

Она помогает развивать и совершенствовать резервы тела и сознания, работать в соответствии со своими функциональными возможностями в данное время и в данном месте.

Система учит жизни через знание и предвидение, учит, как не попадать в критические ситуации, учит умению управлять внешними силами при попадании в критические ситуации, а не сопротивляться им.

По своей сути она является логическим продолжением системы подготовки древних воинов, позволявшей успешно преодолевать экстремальные ситуации военного времени.

Основываясь на целостном восприятии мира и человека, как частицы этого мира, знания законов психологии, а также на трудах Н.А.Бернштейна по экономизации движений, система позволяет добиваться максимального результата в каждой двигательной задаче при минимальных затратах энергии — что отвечает чаяниям среднестатистического россиянина.

Борьба за жизнь, борьба за существование есть главная движущая сила эволюционных изменений и развития живого мира. За время жизни одного поколения информационное состояние общества меняется несколько раз, чего раньше не было никогда за всю историю человечества. Качественно изменилась психология людей, мотивация их деятельности. Прошел век каменный, век пара, век электричества, атомный век, космическая эра, и вот новый прорыв — эпоха электронизации — компьютеризация. На протяжении многовековой жизни у человека воспитывалось чувство любви к Родине, героизм, мужество, стойкость, бесстрашие, сознание ответственности, готовность к самопожертвованию, сплочение перед лицом опасности.

Формы проявления героизма многообразны. Философия простая — защита Земли Русской. С Киевской Руси начинается история нашей страны. Защита ее от нападения врагов была защитой интересов русского народа. Сохранилась памятка славянскому воину, которая гласила, что слон у арабов, яд у аваров, конь у хазаров, терновник у булгар, корабль у варягов, панцирь у фрягов, сам у славян.

В период с 1055‑1462 годы Русь претерпела 245 нашествий и внешних столкновений. Из 537 лет, прошедших со времени Куликовской битвы до окончания Первой Мировой войны славяне, т.е. русские провели в боях 334 года. По утверждению историков, для России с XIII по XVIII век состояние мира было скорее исключением, а война — жестоким правилом. Не лучшим образом складывалась обстановка и последние два века: нашествие Наполеона и Крымская война, внутренние междоусобицы и Великая Отечественная война, развал СССР, межнациональные конфликты, политическая и идеологическая борьба за превосходство чужих культур над русской, велась и ведется постоянно и по сей день. И то, что Россия сохранилась как государство, сохранила свою самобытную культуру, язык и территорию вышла из жестоких конфликтных ситуаций — это большая победа в эпохе народа России. Все эти явления обуславливаются живучестью нации, способной противостоять различным воздействиям, сохранить, т.е. восстановить полностью или частично боевые качества.

В данной книге я рассматриваю один только вопрос — единоборства: в частности «Рукопашный бой» — как оружие надежности, мощности, мобильности, независимости, как личную технику безопасности.

Рукопашный бой, подготовка к рукопашному бою, обсуждение этой темы, в последнее время часто находит освещение на страницах газет, журналов, различных пособий.

Если в недалеком прошлом предлагались различные методики только по восточным экзотическим единоборствам, то сейчас к ним прибавилась литература и по славянским направлениям.

Отечественный рукопашный бой преподавался лишь в узком кругу специалистов или засекреченных специальных подразделениях. Доступность изучения рукопашного боя появилась в результате реорганизации Вооруженных Сил СССР, связанная с появлением новых высокотехнологических видов вооружений и новые взгляды на организацию боевой подготовки.

Сегодня в наших войсках сложилась ситуация, когда даже в частях специального назначения рукопашный бой свелся, в основном, к отработке комплексов РБ‑1, РБ‑2, РБ‑3, да к показным занятиям, которые проводятся по требованиям Наставления НФП — 1987 года, где широчайший арсенал боевых приемов сведен к минимуму и к тому же оторван от реальности, не имея абсолютно никакой практической направленности. И это при том, что по утверждениям еще К.Т. Булочко «Советские разведчики в одних только скрытых и бесшумных действиях, применяя холодное оружие и рукопашную борьбу, доставили в распоряжение командования Красной Армии не один десяток тысяч немецких солдат и офицеров», наши разведчики успешно применяли рукопашный бой при ведении разведки.

В отличие от нас, в вооруженных силах, спецслужбах иностранных государств подготовке рукопашному бою уделяется большое внимание, в частности — вопросам теории и практики ведения индивидуального группового рукопашного боя. В вооруженных силах США овладение навыками рукопашного боя выделено в самостоятельный предмет боевой подготовки. При обучении учитываются следующие факторы:

— групповая интеграция‑сплоченность, товарищество, гордость, отношение к нации;

— физическая пригодность — возраст, тренированность, подвижность, восприимчивость;

— надежда и вера — религиозность, патриотизм, фанатизм;

— обученность — знания, прочность навыков, опыт, владение оружием, техника;

— качество личности — чувство своей ценности, способности в группе, лояльности к товарищам, самостоятельность, готовность к самопожертвованию, смелость, ум, чувство юмора;

— руководство — учет интересов группы, учет индивидуальных интересов, уровень потребности в руководстве, необходимость принуждения.

Поэтому появление многочисленной литературы, открытие различных школ и секций, в которых культивируются, в том числе и отечественные единоборства, можно только приветствовать.

С другой стороны прискорбно наблюдать отсутствие методического обеспечения. Одна часть тренеров — мастера спортивной борьбы, которым трудно психологически перестроиться от стереотипов, приобретенных в спортивных единоборствах, довлеющих на уровне подсознания, и отсутствие достаточного опыта владения боевым оружием и его применением в реальных условиях.

В понимании этой проблемы я согласен с взглядом Н.Н. Ознобишина, который еще в 1930 году отмечал: «Мы не отрицаем того, что системы эти (бокс, саватэ и джиу‑джитсу), практикуемые для целей чистого спорта, представляют прекрасное средство развития выдержки и психологических качеств и в этом косвенно подготавливают бойца, но еще раз повторяем, реальной, прямой подготовки к серьезному столкновению они не дают». Реальный рукопашный бой в наше время — большая редкость — это первое. Второе — это то, что в тех редких случаях, когда такой бой возникал, наши офицеры и солдаты себя не посрамили.

Я не рассматриваю рукопашный бой как панацею от всех бед. Вопросы, связанные с ним, сместились в сторону, имеющую воспитательный эффект, развитие психологических, а также специальных физических качеств, необходимых для современного боя. В современном бою характерными являются действия в условиях больших физических, эмоциональных нагрузок и нервно‑психологических напряжений при непосредственном контакте с противником, что приводит к возрастанию масштабности — пространственного размаха, скорости и динамичности изменения обстановки в острейшей борьбе за выигрыш времени в условиях возникновения различных внезапных сложных ситуаций. С этой точки зрения рукопашный бой становится незаменимой основой в нашей жизни. Рукопашный бой подразделяют на: армейский, милицейский и спортивный. Корни его лежат далеко в историческом прошлом — славных победах наших соотечественников. Рукопашный бой является разделом системы выживания, ориентированный на сохранение боеспособности военнослужащего для выполнения поставленной задачи в боевой обстановке. Рукопашный бой — это не сама цель, — это способ для достижения основной цели.


 
« Пред.   След. »