Главная arrow Статьи arrow Самозащита. Бокс. Джиуджитсу!
Самозащита. Бокс. Джиуджитсу! Печать E-mail
Оглавление
Самозащита. Бокс. Джиуджитсу!
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49

Самозащита. Бокс. Джиу‑джитсу!

 

Эти три слова пробудили 20 лет тому назад колоссальный интерес не только среди специалистов спорта, но и среди широких масс всего мира. Американцы‑боксеры, двумя‑тремя ударами кулака расправляющиеся с толпой хулиганов, таинственные миниатюрные японцы, ломающие кости и вывихивающие члены европейским атлетам, стали злобой дня и дали богатый материал для произведений многочисленных романистов.

В самом деле, физически слабый интеллигент‑буржуа, красивым движением римского гладиатора повергающий на землю опасного бандита или заносчивого силача, какая заманчивая перспектива!

И вот мирный, обычно несколько даже трусливый средний европейский обыватель, какой‑нибудь Ганс, Поль или Чарльз становится героем современных бульварных романистов. Детективный роман монополизировал его целиком. Ганс носится на автомобилях в поисках опасных приключений, становится знаменитым сыщиком‑любителем и в конце‑концов женится на дочери свиного короля или миллиардера, освобождая ее из рук опасных бандитов. Таково содержание популярных детективных романов, таковы сюжеты кинофильмов и миросозерцание западно‑европейской буржуазной молодежи эпохи, предшествовавшей империалистической войне.

Но как заставить поверить публику тому, что средний обыватель в состоянии творить подобные подвиги? И вот на сцену выводится «самозащита». «Героя» наделяют двумя‑тремя приемами таинственного джиу‑джитсу, и все становится ясно и понятно.

Ведь каждому приятно видеть в себе «героя», и средний европейский обыватель, читая про себя такие страшные и в то же время заманчивые вещи, не только верит искренности авторов бульварного романа, но и идет учиться «самозащите».

А между тем предприимчивый предприниматель‑финансист уже был тут как тут, он давно дожидался того момента, когда одураченный романами европейский обыватель, наконец, доверчиво раскроет свой кошелек и даст ему возможность запустить туда свои жадные щупальцы.

И этот момент пришел. Самозащита стала «модной». За границей появилось бесчисленное количество преподавателей «самозащиты», создавались и снова лопались различные системы, устраивались демонстрации и состязания, которые проходили с огромным успехом благодаря умелой постановке и шумной рекламе.

Это движение в свое время коснулось и бывшей царской России, но, как и все начинания той эпохи, вылилось оно лишь в издание фантастических брошюр самого низкого сорта, которые раскупались нарасхват не только молодежью, но и взрослым населением, не в меру падким до всяких «заграничных новинок».

Европейская публика, в особенности лондонская и парижская, перевидала, казалось, все, что только возможно придумать в области этого нового и в то время «модного» жанра. Матчи английского бокса, схватки французской и американской борьбы, состязания японцев в джиу‑джитсу и, наконец, турниры на шпагах, рапирах и эспадронах следовали одни за другими.

Когда избалованная буржуазия пресытилась этими зрелищами, предприимчивые организаторы не пожалели расходов и стали устраивать «смешанные» состязания, выпуская один вид самозащиты против другого. Таким образом, создался новый вид спортивных состязаний: джиу‑джитсу против французского бокса; французский бокс против английского; борьба против джиу‑джитсу и т.д., — напоминавших своей жестокостью больше гладиаторские бои древнего Рима, нежели соревнования оздоровляющей физкультуры.

Пока в этих встречах принимали участие профессиональные бойцы с крупными именами, состязания велись на чистоту, но, к сожалению, с течением времени, вследствие корысти дельцов‑антрепренеров создалась «лавочка», которая убила спорт и приостановила развитие искусства самозащиты на одном из самых интересных моментов. Тем не менее, многие из этих встреч для людей серьезных представляли крупный спортивный интерес, давая возможность сравнивать между собой различные системы самозащиты и делать выводы о преимуществах той или другой.

Европейский обыватель сначала робел и не решался практически заниматься «самозащитой», находя это занятие грубым и вульгарным. Зато в коридорах цирков, где происходили состязания профессионалов, вокруг веревок боксерского ринга можно было всегда встретить целые толпы вылощенных и прилизанных буржуа, с пеной у рта обсуждающих шансы бойцов. Нет сомнения, что обсуждать чужие шансы на победу в бою легче, нежели самому надеть боксерские перчатки и подставить свое лицо под удары противника.

Однако предприниматели не хотели отказаться от мысли сделать из среднего буржуа «героя» и, учитывая вкус и наклонности «деликатно воспитанной» публики, подсунули ей ловко‑скомбинированные гимнастические упражнения, задрапировав их в помпезную мантию «самозащиты».

Таким образом, все заинтересованные стороны были удовлетворены. Буржуа, увидев, что посещение модных боксерских зал не грозит ему даже «фонарем» под глазом, столь, казалось бы, естественным в подобных обстоятельствах, в свою очередь охотно раскрыл свой кошелек аферистам‑предпринимателям. Преподаватели же самозащиты, имея возможность широко черпать из этого источника, совершенно не заботились о том, чтобы сделать настоящих стальных бойцов из всех этих «папенькиных и маменькиных сынков».

Результатом всего этого явилось то, что в Европе искусство самозащиты, не преследуя практических целей (т.е. подготовки к серьезному бою), выродилось в гимнастику самозащиты и в спорт и в таком виде продолжает преподаваться широким массам.

Посмотрите на французский бокс — из серьезного средства защиты он уже выродился в гимнастическое упражнение. Английский бокс превратился в средство физического развития, и единственной целью большинства современных боксеров являются состязания. Джиу‑джитсу, благодаря малому знакомству с ним, преподносится нам невежественными преподавателями в виде партнерной акробатики. Наконец, бой на ножах, этот наиболее употребительный вид рукопашного боя эпохи средневековья, повторяющийся по закону атавизма в отрицательных явлениях современности — поножовщинах хулиганов — изучается лишь кинонатурщиками.

Что сказать про револьвер? Правда, большинство европейских обывателей, по их собственному выражению, «ходят всегда вооруженными», т.е., говоря проще, носят револьвер в кармане пальто и... в 90% из 100 не умеют из него стрелять. А в таком случае оружие это более опасно для лица, употребляющего его, нежели для нападающего грабителя.

Психология таких субъектов весьма оригинальна. Они даже не думают о том, что в момент нападения они будут взволнованы, и рука может дрогнуть; что, быть может, они будут застигнуты врасплох и придется стрелять инстинктивно, не целясь.  Они не учитывают того, что такая стрельба, чтобы быть удачной, требует привычки и навыка, приобретаемых лишь путем продолжительного обучения и практики. А между тем эти."вооруженные" люди чувствуют себя совершенно спокойно и убеждены в своей безопасности с того момента, как опустят в карман оружие, в которое так слепо верят.

Но для европейского обывателя все это совершенно в порядке вещей, ведь он всегда был самоуверен и доволен

собой. Он не постарался глубже изучить предмет самозащиты, проверить приемы ее в соответствующей обстановке и на ряде практических опытов построить более жизненные системы ее, опирающиеся на научные данные и способные, следовательно, к дальнейшему совершенствованию.

И искусство самозащиты, вероятно, так бы и умерло для Европы, если бы эту задачу не взяли на себя другие люди, люди дела и практики, привыкшие к борьбе с преступным миром и закалившие свой ум, энергию и волю в этой ежедневной тяжелой и беспощадной борьбе. Для них «самозащита» явилась своего рода счастливой находкой, способной понизить тот высокий процент риска, который сопровождает их опасную службу на благо общества.

Агенты уголовного розыска и чины наружной милиции, ибо мы говорим о них, нашли в самозащите много ценного и применимого в ежедневной практике.

Попав из буржуазного общества в аппарат, обслуживающий буржуазию, т.е. в полицию, искусство самозащиты подверглось ряду изменений, но орудие самозащиты в руках полицейской системы является и орудием борьбы против рабочего класса.

Сделавшись сначала игрушкой в руках буржуазии, оно постепенно отошло от «веселящихся» классов и попало в руки трудящегося элемента, сумевшего найти ему лучшее применение.

О том, как это произошло, мы узнаем из последующего.

 

 

Критический обзор существующих систем «самозащиты» с точки зрения пригодности их приемов для защитычеловека в условиях серьезного рукопашного боя.

 

Искусство рукопашного боя (неправильно называемое «самозащитой») заключает в себе все способы и приемы индивидуальной самозащиты и нападения, основанные на практическом изучении и научном анализе реального боя и его обстановки.

По существу это искусство не может базироваться на каком‑либо одном виде индивидуальной защиты, так как это противоречило бы как самой природе реального боя, так и элементарным правилам военной тактики.

В настоящем рукопашном бою, когда на карту поставлена человеческая жизнь, когда для дерущихся «все средства хороши», враги употребляют первое попавшееся под руку оружие, пользуются любыми приемами и движениями, подсказанными животным инстинктом самосохранения. Поэтому было бы по меньшей мере странно основывать искусство рукопашного боя исключительно на одной системе самозащиты.

Вопрос этот станет совершенно ясным, если мы дадим здесь краткий очерк существующих систем самозащиты и подвергнем каждую из них соответствующей критике.

Франция имеет крупную заслугу в систематизации и усовершенствовании двух видов самозащиты. Это французская борьба, заимствованная из древнего греко‑римского мира, и «саватт» или, как ошибочно его называют, французский бокс.

Последний вид самозащиты является целиком созданием французов, и в нем наиболее рельефно отразились особенности их расового живого темперамента. Это вполне естественно, так как «саватт» вырос из пролетарских масс французского народа. «Саватт» родился близ застав больших городов, в рабочих кварталах, а совершенствовался он на парижских «стенках», как назывались тогда массовые бои на голых кулаках. Да и само слово «саватт» означает «сноровку», «ухватку» и указывает на ту среду, в которой он родился.

Один из французских граждан Шарль Лекур, скромный преподаватель английского бокса и фехтования, решил изучить приемы «саватт». Для этого он отправился в самый глухой парижский квартал под названием Ля‑Куртейль и изучал там принципы народной «саватт». На этих принципах Шарль Лекур создал первый национальный вид самозащиты и назвал его «французским боксом», присоединив к нему некоторые приемы английского бокса. Вот в кратких словах происхождение французского бокса.

Теперь постараемся охарактеризовать его технически и проведем параллель между ним и условиями реального рукопашного боя.

Во всем мире мы не найдем ни одной народности, которая возвела бы в главный принцип самозащиты удары ног. Не то у французов: кто знает их, тот, вероятно, помнит, как любят они при малейшей ссоре пускать в ход свои ноги. Вот почему француз так легко и быстро усваивает даже систематизированный французский бокс, между тем как другие народности изучают это искусство с большим трудом. Кроме разнообразных ударов ногами, обхватов ног руками и уклонений во французском боксе употребляются еще кулачные удары по системе английского бокса.

Анализируя систему французского бокса, следует указать, что во второй своей половине, т.е. в кулачных ударах, чуждых французам, она не выдерживает никакой критики. Между тем, как мы уже говорили выше, серьезный рукопашный бой имеет в себе столько разнообразия в приемах защиты и нападения, что применение одних ног было бы безрассудно, т.к. в некоторые моменты боя, находясь вплотную к противнику, немыслимо употреблять ноги.

Под влиянием американских преподавателей и тренеров английский бокс все время совершенствуется. Французские профессора «саватт» ни на йоту не изменили той части системы, которая рассматривает кулачные удары. Они до сих пор преподают по старой, уже давно нуждающейся в реформах системе.

Что же до части системы, основанной на ударах ног, то она великолепна. Каждому сразу видно, что она взята прямо из жизни, и, сравнивая ее с особенностями рукопашного боя, мы уверенно можем сказать, что она применима ко многим из его фазисов.

Резюмируя, мы должны сказать, что отсутствие приемов борьбы и устарелая система кулачных ударов являются наиболее крупными недостатками французского бокса, а потому и пользование для самозащиты одной только французской системой нецелесообразно.

В заключение мы можем сказать, что французский бокс как физическое упражнение является великолепным средством физического развития — это признано мировыми авторитетами в области физкультуры.

Французская борьба настолько популярна, что мы не считаем нужным подробно останавливаться на ней. Досадно только, что этот прекрасный вид тяжело‑атлетического спорта слишком перегружен условностями, и это препятствует ему сделаться упражнением, подготовляющим к рукопашному бою. Французская борьба так же, как и французский бокс, подготавливает к нему только косвенно. Помимо того, как вид самозащиты, борьба страдает еще отсутствием полноты. Удары ногами, головой, кулачные удары и прыжки не только не допустимы в ней, но и не культивируются борцами даже во время тренировок. Мало того, приемы, действительно практичные для рукопашного боя, запрещены в ней правилами, как опасные. Во французской борьбе цель борющегося — положить противника на лопатки. Есть ли это решительный исход боя? Безусловно нет. Во‑первых, потому, что обезвредить противника можно и тогда, когда он лежит на животе или на боку, а во‑вторых, противник, знакомый с джиу‑джитсу, может задушить человека, даже и лежа на обоих лопатках. Кроме всего, правила борьбы в «партере» и вечная привычка борцов, переводя борьбу из «стойки» в «партер», становиться на «четвереньки», т.е. в положение нелепое и опасное в обстановке рукопашного боя, заставляют смотреть на французскую борьбу только как на побочный элемент «самозащиты».

Американской национальной системой самозащиты является «кэтч‑эз‑кэтч‑кэн» (поймай, как сумеешь), представляющий один из типов свободной борьбы, к сожалению, тоже ограниченный многими правилами. Американская свободная борьба была создана постепенно из различных стилей вольной борьбы, завезенных в Северо‑Америкинские Соединенные Штаты колонистами лет 200 тому назад. Однако главным основанием для этой системы послужила старинная английская народная борьба. В старой Англии, начиная с 17 века, боролись тремя различными стилями: вестморлэндским, кумберлэндским и девонширским, и провинции того же названия славились своими борцами. В "кэтч‑эз‑кэтч‑кэн все эти три стиля слились в один, и этот последний обогатился присоединением нескольких приемов, взятых от аборигенов страны — американских индейцев, главным образом, Великого Союза Ирокезских племен. Не малое влияние на образование американского стиля борьбы оказала и завезенная в Штаты из Англии система борьбы «подножками», т.е. «корниш‑хью», родившаяся в Корнуэльсе.

Американская система, будучи неполной подобно остальным национальным системам (отсутствие ударов ногой, кулаком, запрещение боевых приемов), однако более соответствует идеям самозащиты. В ней меньше условностей, больше разнообразия и практичности в приемах (особенно хороши подножки и захваты ног руками), и потому мы считаем ее ценным элементом в искусстве рукопашного боя.


 
« Пред.   След. »