Главная arrow Статьи arrow Искусство атаки
Искусство атаки Печать E-mail
Оглавление
Искусство атаки
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41

Следующий способ ведения боя связан со Свилей. Как правило, такую риторику ведут в случае боязни лобовых столкновений с противником. Успешное ведение дискуссии Свилей — не меньшее искусство, чем сама боевая Свиля, уводящая бойца от кулака, ножа или пули. Главная особенность мастерства здесь заключается в том, чтобы ни собеседник, ни окружающие не почувствовали, что им просто морочат голову. Уклон от вопросов, острых пике в ваш адрес, просто от существа темы дискуссии рано или поздно бросится в глаза и создаст у всех уверенность в вашей некомпетенции. Но как же все‑таки следует здесь вести бой? Во‑первых, ваш уход от темы должен быть обоснованным. Можно зацепиться за какую‑нибудь смежную мысль или за отдельное понятие. К примеру:

Он: Опровергая академика Рыбакова, Вы еще ни разу не привели сколько‑нибудь подтвержденные факты. Это дает основание считать, что все изложенное вами — чистейшая софистика. Как Вы можете это прокомментировать?

Вы: Софистика, в которой Вы меня сейчас обвинили, предусматривает обоснованный отказ от аргументации, тогда как здесь аргументация в пользу моих умозаключений просто никем всерьез не рассматривалась. Причины у этого вполне определенные. Кстати, упомянутый Вами академик Рыбаков ни потому попал под огонь критики, что он плох или хорош как ученый, а потому, что его превратили в некую абсолютную истину по вопросам славянского язычества, и любое упоминание язычества через историческую науку ныне рассматривается сквозь призму этой истины!

В этом риторическом приеме был формальный ответ на вопрос и мягкий отход от необходимых подтверждений в сторону вами обнаруженной проблемы. Вероятно, противник отреагирует на выдвинутую проблему и тем самым вопрос о софистике вы как бы мягко обтекли.

Принцип охотницкого боя несколько отличается от принципа Свили. Если вы обратили внимание, то в вышеизложенном примере противник имел возможность вывести по вам удар любой силы и жесткости. Вопрос стоял только в том, насколько успешно вы сумеете защититься. Охотницкий бой не допускает сопротивления противника, кроме того, охотницкий бой всегда только наступателен и, конечно, не даст противнику возможности вывести заранее спланированный и удачно рассчитанный удар. Можно не только вопрошать, строя свою атаку, но и декларировать. Если бы дискуссия шла в теме предыдущего примера, то оходчий боец, предупреждая удар в свой адрес, оглушил бы противника заявлением, например, о научном монополизме, о том, что понятие «мафия» значительно шире только торгашеских разборок, автоматных очередей и чемоданов, набитых «баксами». Мафияэто еще и научная среда, выдвигающая одних и уничтожающая других ученых. А главное, создающая научные приоритеты или низводящая целые научные программы, темы и интересы. Далее — охотник стал бы атаковать уже реакцию противника. Логика охотницкого боя проста — реакция собеседника вовлекает его в еще худшее положение. Такая дежурная фраза, как «вы подтверждаете мой вывод», бьет уже по реакции противника, обозначенной на ваше утверждение о научной мафии. Например:

Он: «Вам не кажется, что подобного рода утверждения, особенно, если они ничем не подтверждены, попытка создать очередную дешевую сенсацию?»

Вы: «Однозначность вашей реакции, как и ее готовность — только подтверждают мой вывод!»

Отличительная особенность оходчего бойца — готовность к импровизациям. Причем, в любой теме он может обозначить линию противостояния, а любой факт обратить против своего соперника. Например: «Вы любите стихи? Это признак нестабильности эмоциональных состояний и вашей повышенной чувственности, что вряд ли может украшать мужчину!» Впрочем, если бы любителем поэзии оказался союзник, а не соперник, то в устах оходчего бойца это могло бы отразиться как явный признак интеллекта собеседника.

Нужно сказать, что человеческая природа создала незыблемый триглав отношений, так или иначе подчинивший себе направленность взаимных осязаний людей. Это — притяжение‑равнодушие‑отторжение. Каждый может оценить ближнего или дальнего своего категоричностью этого триглава. Так уже выпало, что идея противостояния подразумевает наличие двух разностей, полярностей и крайностей. В противном случае, отношения между сторонами не выражены боем. Однако посмотрим на поединок шире. Только ли низвержение противника конструктивно как идея для боевого искусства? Чего же тогда понятие партнера? Сама по себе жесткая конфронтация не несет ничего конструктивного. Она либо подтверждает, либо опровергает накопленный вами опыт драки. Причем, делает это в очень категоричных формах. Другое дело, условный бой. Такой способ позволяет конструировать драку, ища в ней диалектическое совершенство. Есть уровни взаимодействия, когда различия дополняют друг друга, образуя гармоничное слияние в Правь. В конечном счете, философия Трибожия обнаруживает три взаимосвязанных триглава, составляющих ось Мира.

Идеальный пример всей модели в целом составляет самый обычный поединок, в котором полевой судья выполняет роль Прави, а бойцы — крайностей. Любые действия судьи и подчиняющихся ему бойцов так или иначе вписываются в один из упомянутых мной Триглавов.


 
След. »