Главная arrow Статьи arrow Искусство атаки
Искусство атаки Печать E-mail
Оглавление
Искусство атаки
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41

Рис. 6

Последним в нашей системе ударов ногами является Сбиток (рис. 7). Этот удар выполняется в плотном бою и прекрасно взаимодействует с атаками рук. Еще одна особенность Сбитка в том, что он легко развивается во все стороны, в том числе и с поворотом за спину. В отличие от предыдущих ударов основное силовое воздействие в Сбитке осуществляется снизу вверх и под достаточно острым углом. Это относит Сбиток к группе ударов «подсады». На рисунке 8 показан угол выведения и наиболее боеспособная дистанция удара. Место Сбитка — грудь противника, этот уровень наиболее конструктивно целесообразен.

Рис. 7

Рис. 8

Модели ударов Глезня, Коза, Подсека, Классический Подсад, Подвяз, Подкрут с подола и Брык представлены в первой книге по славяно‑горицкой борьбе, изданной Центром «Здоровье народа» — «Изначалие».

По обилию и боеспособности технической базы рук славяно‑горицкая борьба, пожалуй, может быть сравнима с ушу. Да и не с одним стилем, а с целым направлением. Такой потенциал возник благодаря слиянию стеношного боя и сечи, реконструированной мной в целях создания наиболее боеспособной и адаптированной к двигательному задатку европейца системы. Если ударные конструкции стеношного боя мало чем отличаются от иных видов единоборств, то сеча — дело особое. Именно она и создает неповторимый колорит и особую эстетику русского рукопашного боя. Обучиться сече по рукопашному наставлению невозможно. Она слишком для этого сложна. По‑моему опыту, из 100 новичков, примерно, трое‑пятеро могут правильно повторить за мной движение в течение 10 минут после первого знакомства с ним; десять человек — в течение одной‑двух тренировок; пятидесяти процентам новичков необходимо для этой цели две недели; еще пятнадцать человек подтягиваются через месяц‑два‑три; единицам нужны годы, чтобы справиться со своими проблемами координации движения; и, наконец, пятнадцать человек из ста никогда не смогут овладеть сечей. Сеча, а вместе с ней и Радогора — сплошной двигательный импульс. Она отрицает любые формы двигательного застоя: выжидательную стойку, захват противника за одежду, опущенные вниз руки и т.п. Радогора непрерывно атакует и ее атаки также служат трем целям: поразить противника, отразить уже начатую им атаку и просто заставить противника воздержаться от любых действий, связанных с агрессией. Радогора — это демонстрация боеспособности. Она значительно гуманнее таких систем организации удара, как, например, японского «атэми» (удары по жизненно важным центрам). Это подтверждается тем, что первый натиск Радогоры, как правило, преследует цель уничтожить сопротивление противника и только после этого уже уничтожить его самого. В случае отказа от агрессии противника могут оставить в покое, что, кстати, довольно часто и случается в уличных столкновениях. Это вызвано осознанным контролем последствий, которые может повлечь за собой следующая атака — атака чистого поражения противника. Радогора дает шанс не только победить, но и не попасть под длительный срок заключения. Думаю, что горячие головы наших ночных улиц всегда слишком мало думают об этом обстоятельстве. Случай неоднократно спасал меня от очень крупных неприятностей, связанных с убийством человека. И однажды я сказал себе «Стоп!». Следующего раза уже может и не быть. Не рискуйте, играя со своей судьбой.

Большинство из тех ударов, что представляются вниманию читателей, отражают идею выведения прямого из любой позиции. Техничный и хорошо координированный боец выводит прямой всегда неожиданно и часто из позиции, на первый взгляд, не приспособленной для подобной атаки. Безусловно, что такие удары могут уступать по силе одиночным, имеющим под собой предварительно сформированную позицию. Однако не стоит забывать, что нагрузкой всего в 16 кг можно загнать в нокаут кого угодно. При этом сила удара мастеров карате, например, достигает 400 кг. Возникает вполне законный вопрос: «Зачем?» Особенно, если учесть износ тела, создающего такую мощь. Поиск рационализма вывел некую единую закономерность для всех прямых ударов. Она гласит, что прямой необходимо «усадить» на устойчивую позицию ног. Начинать удар вы можете хоть в падении, но его Правь должна обязательно стыковаться со сбалансированной устойчивостью и фундаментальной стабильностью позы. Для этих целей славяно‑горицкой борьбе служит Отставной Устав. Рис. 9. Отставной Устав — позиция вынужденная, и задача бойца состоит в том, чтобы как можно меньше времени в ней находиться. Другой элемент общей закономерности — положение корпуса бойца в момент выполнения удара. Корпус нельзя по инерции заваливать вперед. Это очень грубая ошибка. И последнее. Прямой дар очень открыт. Представьте себе на минуту, что двигательные рефлексы противника быстрее ваших, и ваша атака прямым не достигает цели. Камень преткновения — прямая рука, «отданная» противнику. Каждый атакующий прямым в той или иной степени рискует. Уклоняющийся противник без особого труда достает вас боковым по корпусу или всклинивает вам руку, что само по себе равноценно поражению. В Радогоре существует обязательный порядок стабилизации позиции.

Рис. 9

Идея его в том, чтобы не делать прямой, излишне очевидным для противника, и тут же атаковать возможные действия противника, реагирующего на ваш прямой.

Радогора заставляет думать, что бой — это совокупность действия, не допускающая стихийные, взаимонесвязанные самопроявления. Радогора идеально использует конструктивные особенности руки, в частности, взаимосвязь трех ее крупных суставов. Каждый из суставов последовательно трансформирует силовой импульс, сосредотачивая его в атакуемой зоне. Стихийная Радогора, не связанная с базисным явлением — сечей, может наблюдаться на рефлекторном уровне бойцов других видов единоборства. Например, самый молодой чемпион мира по профессиональному боксу Майкл Тайсон почти идеально атаковал русской распалиной. Безусловно, в его представлении этот удар имеет иное название и происхождение (рис. 10).


 
След. »