Главная arrow Статьи arrow Искусство атаки
Искусство атаки Печать E-mail
Оглавление
Искусство атаки
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41

 

Глава IV. Русло железной реки

 

Следующим элементом системы, которую в 1986 г. я назвал славяно‑горицкой борьбой, является инструментарий боя — удары. Нужно сказать, что еще в самом начале восьмидесятых годов, практикуя безымянную по тому времени систему, я смирился с идеей кардинального переосмысления сложившихся стереотипов. Вызвано это было не стихийным нигилизмом самостоятельного творчества, а просто объективным анализом уже популярных систем. Спорить с академическими системами, например, боксом, на который работает не только двухсотлетняя ринговая практика, но и спортивная наука — дело нелегкое. И все‑таки … Все‑таки, например, предварительная концентрация мешает атаке. Концентрация — это сжатие. Точнее, вжимание в самого себя при уплотнении межклеточного пространства. Нельзя гнать коня и при этом тянуть на себя поводья. Любое действие истинно только тогда, когда оно гармонично. Гармония же отслеживает три состояния: концентрацию, рассеивание и естество. Так, если сеча строится только на рассеивании, а сжатие кулака здесь заменяется искусственным утяжелением конечности в виде относительно тяжелого наруча, если стеношный бой строится исключительно на концентрации, поскольку ведом идеей пробивания конкретной и малоподвижной мишени в «стенке», то созданная мной Радогора соединила в себе и то, и другое. Соединила как в конструкции самого удара, так и в общей модели боя. Высокая рефлекторная подвижность тела связана как с предварительным рассеиванием (расслаблением в состоянии готовности), так и со скоростью реакций, в данном случае — мобилизацией. Сама по себе концентрация мало что дает. Ее нужно нести, трансформировать, а, кроме того, еще и правильно организовать. Концентрация должна развиваться по нарастающей, то есть иметь четко выраженную степень прогрессии. Вместе с тем, концентрация — это стресс, спазм, и она опасна, в первую очередь, для самого излишне «зажатого» бойца, проводящего удар. В славяно‑горицкой борьбе, в частности в Радогоре, концентрация предварительно не создается и выносится вместе с ударом и усиливается в процессе его развития. Боец начинает действие расслабленной рукой и по нарастающей стискивает кулак. Пик сжатия приходится не на момент соприкосновения с противником, а одним мгновением позже. Это позволяет передать противнику структуру стресса или навь, как мы ее называем в соответствии с языческой традицией. Такой принцип мною был назван клинообразной концентрацией. Последнее его звено — сброс концентрации, то есть выведение из удара ухе расслабленной руки. Это делается тоже с целью полной передачи нави противнику и, кроме того, в соответствии с идеей гармонии, имеющей третичную структуру. Надо сказать, после жесточайшего сжатия кулака в точке пространства и времени никогда не удается достичь полного расслабления руки. Но этого и не должно быть, ибо структура, создаваемая здесь третьей, отражает естественное мышечное состояние ладони. То есть находится между рассеиванием начала атаки и концентрацией в ее процессе (Рис. 1). Если рассмотреть схему, получается: [расширение‑сжатие‑нейтрализация]. А теперь, для примера, посмотрим как выглядит естественный дыхательный акт человека: [вдох‑выдох‑задержка дыхания]. Гармония достигнута.

Удары клинообразной концентрации не только не уступают по скорости обычным «зажатым» типа тзуки, но и превосходят их.


 
След. »