Главная arrow Статьи arrow Воины на все времена
Воины на все времена Печать E-mail
Оглавление
Воины на все времена
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52

Безусловно, основной причиной изменения социальной обстановки явилось появление легализированной частной собственности. Именно частная собственность еще долго будет терзать общественные нравы, устойчивость моральных принципов и нравственных традиций. Именно частная собственность в конечном итоге покажет различие между воинским типом личности, коему не присущи накопительство и финансовая изворотливость, и просто агрессивно настроенным делягой, которою иногда легко спутать с милитарием.

Частная собственность - тот самый камертон, на котором легко проверить и общечеловеческое достоинство и социально сориентированные практические задатки человека. "Скажи мне, что ты сделаешь с мешком денег, и я скажу, кто ты", - так бы я перефразировал известную поговорку. Воину и в голову не придет бежать с ними в банк. Для воина деньги - это не инструмент зарабатывания новых денег, а иная практическая категория. Практическая категория, удовлетворяющая первичные потребности и, конечно, типические прихоти. Например, купить еще одну пару боксерских перчаток или присмотреть цивильный бронежнлетик.

Поглощение преступности, столь необходимое для нормально развивающегося общества, безусловно успокоит воинские инстинкты работников правопорядка, приведет их к социальной спячке. Сословие-социальный статус кмета-милитария мирно оттеснят простенькие и незатейливые социально-профсоюзные гарантии типа пенсий средней терпимости и бесплатного проезда в городском транспорте.

Способность такой подмены лишний раз свидетельствует, что далеко не каждый носящий погоны соответствует воинскому социальному типу. Какая-то часть правоохранников,  может быть, прельщенная когда-то профессией далекой от производственного труда, или, может быть, прельщенная властью, явно занимает не свое социальное место. Впрочем, лучше будет, если эта часть не войдет в сословие, чем если осядет в нем, адаптируется и принизит собой идею воина как исторического типа личности.

Армейский офицер, вероятно, последним примкнет к сословию. Это можно объяснить тем, что Армией фактически сформирован воинский характер, образ жизни милитария и в каком-то смысле система его моральных ценностей. Таким образом, армейская среда может посчитать роль сословия надуманной и дублирующей уже сложившуюся социальную категорию. Однако подобное мнение глубоко ошибочно. Во-первых, потому, что в социальном статусе офицер - это только профессия и ничего больше. Стало быть, она открыта в обществе любому, лишь бы он соответствовал условиям приема в учебное заведение, где офицеров готовят. То есть, принцип ничем не отличающийся, например, от приобретения профессии зоотехника или кондитера. А во-вторых, будем исходить из того, что именно считать задачей воинства. Если предельно ее примитизировать, то, действительно, задача эта не пойдет дальше обороны внешних границ государства, а выполнять ее смогут и зоотехник, и кондитер, когда-то случайно занесенные в военное училище. Однако, вспоминая точку зрения основоположников марксизма, с которой мы абсолютно согласны, воинский труд - это большая совместная работа, требующаяся для регулирования объективных условий существования.

В современном обществе это регулирование совершенно эклектично и сумасбродно. Оно осуществляется различными профессиональными группами, не только никак не связанными между собой, но часто и конфликтующими. Сословие же способно поставить единую задачу, распределив свои силы по различным фронтам ее выполнения.

Между милиционером, судебным приставом, инспектором госпожнадзора и дежурным пограничного контроля нет профессионального единства. Хотя каждый из них находится на переднем крае своего фронта борьбы. Заметьте, борьбы! Между ними нет никакого единства, кроме сословного. Точно так же, как токарь, слесарь и фрезеровщик объединены своим сословием - рабочим классом. Профессиональные различия порождают узость взглядов на процессы, происходящие в обществе. Профессионал задействует себя только на каком-то отдельно взятом участке социального бытия. Однако, роль милитария в первую очередь в том и состоит, что он выступает в качестве гаранта социальной стабильности и общественного равновесия. Профессиональные различия милитариев всего лишь указывают на отдельно взятые участки единого стратегического управления страной. Поэтому, когда к власти в стране приходит Армия, это называется военным переворотом, а когда воинское сословие - перестройкой механизмов государственного управления.

Воин как гарант социальной справедливости известен истории с незапамятных времен. Я бы мог привести этому массу примеров, но остановлюсь только на одном, наиболее значимом для нас: "Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Так придите княжить и владеть ею". Да, как вы поняли, это призвание варягов, призвание воина, способного создать стабильное гражданское общество.

Если обратиться к житейской логике, то поиск подобного гаранта вполне оправдан. Отношения между двумя или более равными субъектами общества, заходящие в тупик, способна распутать и разрядить только та субстанция, которой все они в равной степени доверяют, и которая объективна к подобному конфликту, ибо не равна никому из его участников. Неравенство здесь и является одним из признаков объективности. XX век сумел уравнять всех в правах, но уравнять всех по принципу социальной типичности - невозможно. Неравенство - один из фундаментальных принципов живой природы. Неравенство явилось основанием закона "единства и борьбы противоположностей", обеспечивающего движением ось мировой истории. Потому мораль всеобщего равенства лжива. Человека в обществе разделяет, разумеется, не только имущественный показатель, не только индивидуальные способности и дарования, не только социальная активность и различная степень законопослушания, но и образ мысли, то есть способность отражения окружающей среды и выработки определенных ценностных ориентиров. Сословие - это только типичность среди установившихся разниц.


 
« Пред.   След. »