Главная arrow Статьи arrow Воины на все времена
Воины на все времена Печать E-mail
Оглавление
Воины на все времена
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52

А касательно земледельцев хочу напомнить, что существовавшему тогда подсечно-огневому земледелию свойственна такая маломасштабность, что пахари сами-то себя вряд ли могли прокормить.

Таким образом, пахарь не только исторически не оправдан геоменталитетом Европейского Севера и даже Средней полосы, но и несостоятелен был экономически. Может быть этим и объясняется его этико-социальный провал на Руси, ведь не случайно даже само определение этого сословия "смердами", то есть вонючими, выражает пренебрежение и брезгливость всего остального сообщества.

Благодаря идее "хлебничества" сложилось мнение, что военное дело на Руси не поднялось выше посошной рати, а боеспособность государства сводилось лишь к идее народной обороны.

Сословие является результатом социологических перетрясок общества, результатом внутренних процессов, которые разделяют человеческую индивидуальность по признаку социальной адаптации. Без существования сословий невозможно государство. Фактически огосударствление родовых общин и является толчком к образованию сословий. Пока существует государство, это явление не может быть устранено или ликвидировано. Может поменяться вывеска. Например, вместо сословия вас объявят классом. Может произойти сегрегация сословного признака и сословного элемента. Так воины превратились в дворян. Но сословное социальное разделение останется всегда. Однако вот вопрос: как реконструировать воинское сословие после его исторического распада в 1917 году? Давайте усвоим истину, что распаду подвержено только то, что уже не жизнеспособно. Дворянство по сути своей не являлось воинским сословием. Вернее, оно было таковым до той поры, пока дворянам не предстала свобода иного выбора гражданского самоопределения. Все, дальше — крах.

Изменение ценностей, изменение социальных обязанностей и разложение социальными привилегиями привели к абсолютному упадку исторического «детища» русов — дворянства.

Однако свято место пусто не бывает. Кадровый состав Красной Армии (что по недоразумению оказалось весьма символичным) подменил старорежимное офицерство. Однако вот беда, сама Армия еще не есть сословие. Да, Армия — это профессиональный признак сословия. Но ведь Армия защищает лишь внешние границы государства, в этом ее назначение, а сословие охватывает куда больший спектр социального самоприменения. Безусловно, профессиональный показатель — важнейший элемент соответствия. И все-таки советский тип воинского сословия образовался не сразу. Его создавали поколения офицеров, обращенные в воинские интеллектуальные и нравственные ценности. Впрочем, духовные ценности воинства здесь подменила пролетарская идеология. Воин стал слугой смерда. Увы, таковой оказалась историческая реальность. Вряд ли кто-либо из третьего поколения советских офицеров откровенно считал, что пролетарские ценности имеют к нему прямое отношение. А если и считал так, то потому, что идеологическая машина пролетарской диктатуры почти не давала сбоев. Но не только советский воин изменил своему сословию. Пример Запада убеждает, что воин приспособился служить и финансовой олигархии - купцам, мешочникам и менялам нашего времени.

Сложившаяся в России обстановка позволяет думать, что у воинства происходит смена хозяина. Ничто так не принижает воина, как исторический тип личности, как прислуживание своим же собственным вассалам.

Если бы каждый пожизненно носящий погоны мог только представить себе, что он потерял, уступив свое социальное место другому сословию, думаю, боеспособность многих армий резко сократилась бы. Впрочем, государство никогда не отдаст свой вооруженный потенциал в чужие руки. Правящий класс и Армия правящего класса имеют "кровное" родство. Вот потому-то Армия определенным образом и отличается от воинского сословия.

Появись эти строки в советский период, автор не только лишился бы свободы на долгие годы, но и вряд ли достучался до сознания хотя бы одного офицера. Издай их сейчас на Западе, ответной реакцией профессионального воинства стал бы призыв к защите "ценностей западной демократии". В России же сейчас сложилась уникальная ситуация. Вызрел социальный прецедент милитария. Этому активно способствует криминализация общества, породившая многочисленные специальные подразделения милиции и охранные структуры. Криминализация, ужесточение общественного противостояния не только взвинчивают динамику развития профессиональных свойств и качеств правоохранительного контингента, не и влияют на формирование его образа жизни, поиска духовных и иных ценностей, соответствующих специфике бытия этого контингента. Отсюда такое внимание к идее воинского сословия со стороны людей, чей профессиональный долг воплощен в регулирование общественной стабильности и порядка.


 
« Пред.   След. »