Главная arrow Статьи arrow Воины на все времена
Воины на все времена Печать E-mail
Оглавление
Воины на все времена
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52

Отсутствие выраженной опосредованности этой среды в человеке может указывать и на его социальную отторжимость от нее. Вот потому отсутствие социального самопризнания есть символ неуверенности собственного положения в социально-этнической нише общественного бытия. Часто это выражается готовностью кардинального изменения профессии, жизненного окружения и системы ценностей. Воин, с готовностью меняющий профессию, социальное мышление, идеологическое и духовное ориентирование, систему ценностей, бытовой уклад, вряд ли может соответствовать воинской общественно-исторической формации. Потому, когда боевые офицеры не берутся утверждать себя как классовый воинский элемент не стоит их профессионализм и боевой навык считать "проходным баллом". Самоопределение, безусловно, тоже может быть ложным, но все-таки это шаг на пути к оценке своего места в жизни. А такой объективный показатель воинской натуры, как категоричность выводов, даже в отношении самого себя, подтверждает уже, что самоопределение можно считать и объективным воинским признаком.

Из всего сказанного следует, что сопоставимость воина с этической основой с одной стороны, и с социальным единством с другой — первичное условие типизации личности по сословно-классовому признаку. Субъективное, однако, нельзя рассматривать вне конкретики объективных, воинских признаков. А они таковы:

  — волевая самоорганизованность;
  — конкретика основополагания и рационализм;
  — поведенческая боеспособность как на физическом плане, так и на уровне духовно-нравственного самопроявления;
  — вживаемость в любую агрессивную среду и выживаемость в ней;
  — отсутствие самосохранительных стимулов поведения или безбоязненное восприятие смерти, боли, физического насилия над собой.

Таков воин как социально-исторический тип личности. Некоторые перечисленные характеристики могут вступать в противоречие друг с другом. Например, вживаемость, то есть адаптационная способность и отсутствие инстинкта самосохранения. Под последним следует понимать один из основных воинских признаков — врожденное отсутствие боязни за собственную жизнь. Может быть, допустимо говорить и о приобретаемости этого признака, однако в этом случае человек не избавляется полностью от комплекса сознания смерти, а лишь заглушает его в себе. Оперирование данным признаком наиболее ярко проявляет воинскую личность в критических ситуациях человеческого бытия. Однако случающееся присутствие боязни погибнуть низвергает воина в позор и вполне заслуженное презрение. Не случайно, что именно этот признак в наибольшей степени показывает, кто есть кто. Сопоставление его с выживаемостью может показаться абсурдом. Но под выживаемостью следует понимать боеспособность, а никак не конформизм и примиренчество с кем угодно во имя собственного благополучия. Сохранение себя для расчетливого и внезапного удара вовсе не обязывает воина испытывать чувство его нравственного достоинства. А возможность отвести от себя удар противника не должна сочетаться с бесчестием и самоуничижением. Подобные противоречия вовсе не усложняют воинскую натуру, а скорее свидетельствуют о проблемах притертости целеполагания и природного задатка. Вообще, с точки зрения обывателя, воин — явление парадоксальное. В качестве примера приведу одно из высказываний Наполеона о маршале Нее. «Ней имел умственные озарения только среди ядер, в громе сражения, там его глазомер, его хладнокровие и энергия были несравненны, но он не умел так же хорошо приготовлять свои операции в тиши кабинета, изучая карту». /* Б.М.Теплов. Проблемы индивидуальных различий, -М.:1965./


 
« Пред.   След. »