Главная arrow Статьи arrow Воины на все времена
Воины на все времена Печать E-mail
Оглавление
Воины на все времена
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52

  1. Не создав самого солдата, нельзя браться за формирование гвардии.
  2. Гвардия не может быть выше идеи, которую она представляет.
  3. Постоянна идея гвардии. Фактическое же ее тело может и должно отмирать.
  4. Место, которое система занимает в тебе самом всегда должно быть выше того места, которое ты занимаешь в системе.
  5. Чтобы идти в ногу с исторической реальностью, каждое третье поколение должно заново повториться в идее и переформиировать гвардию сызнова.

А дальше все повторяется от первого пункта. Таким об разом, подводя к общему знаменателю, можно констатировать, что мы стоим у входа в систему, и осталось только толкнуть перед собой дверь. Но так ли просто это сделать даже опираясь на шквал идейного вдохновения? Нет, не просто. Сегодня, в последний день уходящего девяносто пятого года можно утверждать, что воинского сословия в России еще нет. Социальная сращиваемость милитариев не может пока прорваться через профессиональную их самоограниченность. Воин еще не осознает себя иначе как по профессиональному признаку. Но в ирреальных потоках исторического рационализма уже пущены стрелки часов новой социальной формации. Ирреальное всегда первично, но, и оно закономерно, как следствие законов физики человеческого бытия. Не случайно что на разных континентах нет-нет да промелькнет сообщение о воинских кланах, существующих уже вне фамильно-родственных связей. Идет внутреннее движение, способное в скором времени подвести социологов к ряду выводов, отраженных в этой книге. Есть такой социальный тип, которого всегда тянет к оружию, к волевому и физическому самоутверждению, к риску и заступничеству, к наивной вере в справедливость и в собственные силы. Есть такой тип, который лучше других переносит физическую боль и человеческие утраты, потери и удары судьбы. Есть такой тип, с особым потенциалом выживаемости, холодным рассудком и несгибаемой волей. Есть. Кто может это оспорить? Другое дело, что он никак не организован. Но сословие - это организация. И организация, начинающаяся с признаков типического соответствия. Стало быть, признакам отводится решающая роль в самоутверждении социально-исторического единства милитариев. Однако, признаки - только повод для надлежащих выводов, воином человека делает самосознание, самоутверждение, осознанная определяемость. Признаки и самоопределение. Объективное в частном. Мне приходилось встречать офицеров, обожженных не одной войной. Тех, в чьей воинской сущности усомниться просто невозможно, и все-таки не осознающих себя воинами. Может быть потому, что об этом никто и никогда не заводил с ними такого разговора. А может быть потому, что они видят в разговорчивых только пустых болтунов. И что же? Есть ли основание считать их неподходящими к сословному определению? В этот вопрос мы неизбежно уткнемся на этапе самостановления.

Человек - существо социальное, и это главный вывод социологии, а значит социально опосредованное и социально организованное. Жизнь вне стаи, сообщества, рода еще не говорит об исключении затворников из данного правила. Подтверждение тому - использование затворниками речи, языка в общении с безмолвными предметами и самими собой. Но ведь язык - функция коммуникативная, выработанная только сообществом. Для общения с самим собой язык человеку не нужен. Вместе с тем речевое, вербальное мышление, или мышление произнесением (в том числе и внутренним произнесением) выводов - важнейший элемент человеческого рассудка. Язык, то есть речевые и знаковые символы - основа обозначения предмета мышления. Значит, язык доказывает социальность человеческой натуры. Доказывают это и многочисленные аспекты науки. Например, диетология. Человеку для нормального развития нужен такой рацион питания, который никогда не сможет для себя добыть оторванный от общества затворник. Нет смысла подвергать сомнению очевидные истины. Но это возвращает нас к выводам о внутренней, осознанной сопоставимости человека с общественной средой.


 
« Пред.   След. »