Главная arrow Статьи arrow Воины на все времена
Воины на все времена Печать E-mail
Оглавление
Воины на все времена
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Если для гражданского правительства война есть вершина политического насилия в международной политике, то для милитарного правительства вершиной дипломатической стратегии является мирное решение конфликта. Вершина — это то, что удалено от тебя во своей реальной сути. Милитарий не сунется в войну только для того, чтобы использовать ее как последний политический шанс. Для него война не будет элементом политики. Для него война — это способ пролить собственную кровь. Совершенно иная психология, иной интерес к мирному регулированию отношений.

Мировоззрение не существует вне социальности. Это очевидно. Ведь если считать мировоззрением систему обобщенных взглядов человека на существующую действительность, то первостепенным отношением действительности к человеку и будет являться социальная связь. Демократы-атлантисты пытаются мировоззрение абстрагировать некими общечеловеческими измерениями. Однако я уже утверждал и сейчас повторю, что не существует реального гражданского равенства личности и никогда не существовало. Самоопределение такой личности, как директор банка, вряд ли обнаружит хоть что-то общее с личностью нищего. Веками христианская демократия боролась с социальной моралью и борьба эта ни к чему не привела. Социал-большевики тоже приложили свою руку к этой борьбе, пустив под нож 40 миллионов человек и все равно не истребили полиологичность социального бытия.

Бесполезная борьба. Она обречена уже потому, что социальное мышление первично. Устранить его можно только устранив полностью класс (сословие) как субъект исторического процесса. Коммунисты принципиально ошиблись в том, что классы в обществе вовсе не антагонистичны. Антагонистичны бедные и богатые, но это вовсе не классы, а гражданский статус человека, опирающийся на его имущественный показатель. Бороться с классом (сословием) также нелепо, как, например, бороться с отдельно взятыми профессиями. Следуя логике антагонизмов, можно выдвинуть и такой лозунг: «Давайте истребим всех водителей автобусов, потому что они — мироеды и не любят нас, пассажиров!». Такая же чушь, как и борьба бедных с богатыми. Ибо истребив одних богатых часть бедных неминуемо займет их место и антагонизм снова повторится.

Сословия в обществе не конкурируют. Конкуренция существует внутри самого сословия, так же как и антагонизм имущих и неимущих в первую очередь отражает несовершенство социальной регуляции отдельно взятого сословия. Богатыми ведь могут быть не только дворяне, но и купцы и заводчики, в некоторых случаях познавшие труд от станка до заводоуправления, и попы, и земледельцы. Разрыв по имущественному показателю первично следует регулировать именно сословно-кастовыми отношениями. Широта имущественных различий невыгодна самим сословиям, ибо она разрушает его социальную монотипичность и единство. Другое дело — как построить сословные отношения, то есть, какую последовательность в социальной иерархии они займут. Кто внушил производителю, что его историческое место всегда в социальном низу? Это чистейшая политическая провокация, нужная для разжигания социальных страстей и политического противостояния рабочих и крестьян с другой частью общества. Так какова эта социальная иерархия?


 
« Пред.   След. »