Главная arrow Статьи arrow Воины на все времена
Воины на все времена Печать E-mail
Оглавление
Воины на все времена
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52

Сейчас заговорили о гуманитарных ценностях. Однако уже замечено, что чем громче общество о них говорит, тем острее в нем стоит проблема выживания человека; Пользуясь сакральным вопросом "Кому выгодно?", можно без особого труда определить, что вознесение роли личности над государством отнюдь не способствует установлению прочной государственной власти и авторитета государства в глазах общества. Не случайно певцами этой песни являются демократы-атлантисты, то есть сторонники духовных ценностей западной демократии, для которой стратегически важно существование слабой, безвольной России.

Вообще, утверждение господства личности над государством - абсурдно. Часть не может быть выше целого. Гайка никогда не станет ценнее самой машины. Потому действительной гуманитарной ценностью являются не интересы отдельно взятой личности, а общественное равновесие, стабильность и социальный порядок. Кроме того, нет иного определения личности, чем по степени ее социальной значимости и реальной общественной пользы. Прежде чем браться за построение государства, причем независимо какой политической модели, нужно усвоить эту аксиому: человек может и должен приноситься в жертву, если того требует общественный интерес. Потому самопожертвование во имя интересов общества, во спасение его, или даже малой его части, всегда являлось примером высшей социальной духовности и нравственным образцом личности. Причем, это правило характерно и для самих атлантистов, естественно, только в том случае, если вы жертвуете собой во имя Америки. Подобная норма поведения создана самой Природой. Животное, например, жертвует собой для того, чтобы сохранить свое потомство. Это можно назвать "инстинктом социальной духовности".

Готовность каждого к самопожертвованию во имя своего рода, общины, нации и отражает степень подлинного духовного развития народа. Впрочем, духовность в современном обществе понимается иначе.

Еще один псевдосимвол России - лампадка под тусклым и перекошенным ликом богородицы. Духовность - вопрос тонкий. Однако считать духовностью страдальчество - полнейший бред. Это то же самое, что считать боль способом лечения болезни. Боль - символ болезни, а страдальчество - символ бездуховности.

Лживая суть здесь идет рука об руку с лицемерием проповедников, говорящих о просветлении душ и освящающих за мзду публичные дома и общественные туалеты. Это можно было бы назвать частным делом Церкви, не прибери она общество к своим рукам. Даже нынешние российские коммунисты получают свое пролетарское вдохновение теперь под образами. Не знаю, поможет ли им это вновь обрести уверенность в победе мировой революции. Но вот почему-то никому в голову не приходит, что если воин изрекает мысли типа "возлюби врага своего", то это по меньшей мере безнравственно. Хотя, если вдуматься, то, пожалуй, свидетельствует и о явных признаках душевной болезни такого "воина". Безнравственным будет отрекаться от отца своего и матери, даже во имя учителя /* "И всякий, кто оставит дома или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени моего, получит во сто крат..." Евангелие от Матфея,19/, и здесь не может быть никакого глубокомысленного подтекста, кроме обычного оболванивания людей.

Что такое вера? Верить - значит, "доверять", "вверять" себя в чью-то власть. Культ веры в жизни человека - символ отсутствия самостоятельной воли и независимости духа.

Именно самостоятельность отражает зрелую жизнеспособность индивидуума. Религия же есть форма приведения веры к определенным порядкам и правилам. Облагораживает ли она человека, если вера в ирреальное, по сути своей, не более чем одухотворенный способ самоуничижения? Подлинная личность никогда не сможет допустить над собой власть большей духовной воли, чем ту, что она являет сама. Другое дело — духовная воля общины, подчиненная и подчиняемая единому интересу. Однако религия есть политическое выражение интересов только категории средних дураков. Она и держится на системе устрашений, обещаний и примитивно сляпанных чудес, возбуждающих умишко дикаря. А ее непроницаемая стена догматических бредней просто прикрывает чье-то элементарное скудоумие или безмятежную дурь.

Нормальная человеческая мораль внушает нам совершенно обратные христианским догмам представления. Например, если у тебя нет врага, значит, ты не имеешь в жизни принципиальных позиций и собственного мнения и стремишься угодить всем сразу.

Впрочем, насилие над личностью — вообще типичная вещь для человеческого общества. Начиная уже с самого факта создания человека, факта, который, естественно, никак не подчинен воле будущего новорожденного. Насилие над личностью оказывается через систему обучения и воспитания ребенка, через сами образы и представления, которые не дают ему иного выбора, кроме как принять их и повиноваться обучению. Однако зрелая личность как раз и характеризуется устойчивостью индивидуальных признаков, способных противостоять насильственному влиянию со стороны. То есть подавление личности стимулирует в ней силы самоутверждения. Вывод, способный всколыхнуть истерическое негодование сторонников гуманитарных ценностей. И все-таки это так. Это — великий триглав человеческого существа: единство с внешней средой, отражение внешней среды и сопротивление внешней среде. Бойцы славяно-горицкой борьбы предпочитают использовать его в перефразированном виде: «один со всеми, один за всех, один против всех!». Человек как часть общества, человек как носитель его ценностей и ориентиров, и человек, противостоящий обществу. Противостоять обществу вовсе не означает преступать закон. В данном случае, разумеется, речь идет о потенциальной способности противостояния. Противостоянии, например, идеологии. Помню, как один смерд с абсолютной убежденностью доказывал мне, чти "газеты врать не станут". Мне было искренне жаль его, потому что разубедить - значило фактически подорвать эту наивную, детскую веру в хорошее. Отсутствие внутреннего потенциала противостояния может просочетаться с милой и добродушной домашней матушкой, убереженной обстоятельствами от производственных конфликтов и бытовых выяснений отношений со своими домочадцами. Отсутствие этого потенциала, например, у столяра-краснодеревщика вообще никак не принизит его творческой и производственной значимости. Но вот отсутствие готовности к противостоянию у милиционера, боевого армейского офицера, у егеря заповедника делает их просто профессионально непригодными. Что еще раз доказывает единство воинских духовных ценностей с требованиями их профессиональных задач. Таким образом изречение "жить - значит бороться" в полной мере можно отнести только к милитариям-кметам.

Удивительнее всего то, что этот духовный символ вовсе не является порождением самого человека. Когда великий Гете произрек: "Быть человеком - значит быть борцом!", он всего лишь еще раз подтвердил одну из аксиом Природы. Природа не допускает поблажек самому себе, особенно в том, что касается способности противостояния. Это называется законом естественного отбора, и ни один гуманист пока еще не смог его отменить. Не пришло в голову никому из гуманистов и Дарвина обозвать фашистом, однако, если вы попробуете его открытию придать силу морали - "фашистом" вам быть неизбежно. Таков уж способ самозащиты у гуманитариев-демократов - никоим образом не допустить чуждую мораль, нет, не к провозглашению, а даже к попытке аналитического ее осмысления обществом. А ведь эта мораль всего-навсего повторяет законы живой природы: борьба со смертностью -главный смысл существования рода, стало быть, способность к выживаемости - основной критерий индивидуума. Но вот поэтому гуманисты и опираются на христианские ценности, а не на естественную правоту Природы, что выводы, которые неизбежно следуют из провозглашенных ею норм, ввергают ревнителей человеческой мелкоты и посредственности просто в ужас! "Если ты не хочешь, чтобы убили тебя, убей первым!", "Зло, обращенное к противнику, к твоему роду обращено добром", "Выше рода, выше его интересов и потребностей не может быть ничего и никого".


 
« Пред.   След. »