Главная arrow Статьи arrow Воины на все времена
Воины на все времена Печать E-mail
Оглавление
Воины на все времена
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52

Археология - наука хитрая. Она исследует только ту часть материальной культуры, которая "вписывается" в идеологические ориентиры историографии. Так, марксистами историческое развитие общества рассматривается сквозь призму состыковки производительных сил и производственных отношений. Например, по их мнению, главной характеристикой неолита становится не развитие интеллектуальных способностей человека, выраженное в появляющихся древнейших этиологических гимнах, не социальная переорганизация общества с ключевым военным критерием или еще что бы то ни было, а переход от присваивающего хозяйствования к производящему. Не трудно догадаться, что крен здесь дан все в ту же сторону исторического материализма. Попытка во что бы то ни стало выявить по всему историческому полотну производящий элемент застила им очи. Вполне логично, что производящая экономика усиливает зачатки антагонизма производителей и пользователей, то есть "благословляет" роль классовой борьбы как моторики исторического развития. Этот взгляд на историю уже активно попирает истину, принижая, например, значение воинского элемента и заменяя ее всенародным ополчением по принципу все той же пресловутой роли "народных масс".

Потому сегодня мы не можем похвастаться достаточностью изучения военно-обрядовой стороны бытия племен ямной культуры. Достоверно известно только то, что удельный вес их земледельческих способностей по отношению к военному делу предельно низок. Основой продуктового самообеспечения является скот. В одних местах - мелкий рогатый скот, с преобладанием овцеводства, в других - крупный рогатый. Если судить по типизации могильников древних русов, то общество имеет не менее трех степеней иерархии. Общество разделялось на воинов и скотоводов, причем последние занимают нижнюю социальную ступень. В их погребениях находят минимальное количество инвентаря и полное отсутствие оружия. Курганы, диаметром превышающие 50 метров, характерны для воинов. Покойника сопровождают листовидные и треугольные ножи, вислообушные топоры, копья и различные предметы примитивной металлургии. Древние русы активно используют боевые колесницы, о чем свидетельствуют не только обнаружение их уцелевших частей, но и глиняные модели, символизирующие роль колесницы в жизни людей ямной культуры.

С середины III тысячелетия до н.э. и к его концу в могильниках заметно сокращается количество оружия. Однако вывод о снижении его роли в жизни общества выглядит нелепым. Напротив, возрастает роль военных конфликтов как способа регулирования межобщинных отношений, а также как регулятора функции накопления материальных ценностей. Отсюда и необходимость сохранения оружия в "рабочем" состоянии. Можно предположить, что с этого периода возникают попытки ограничения доступа к оружию для производителей. Так или иначе, но оружие постепенно становится элементом сословной принадлежности. Исключение составляют охотничьи аналоги копья и лука, а со временем к ним прибавляется еще и топор как строительный инструментарий. Начинается эра культового самосложения оружейной символики.

На рубеже нашей эры ареал расселения русов грандиозен. Это и рутены из Аквитании (территория современной Франции) и мавруссии с северных берегов Африки, и редоны, населявшие территорию современной Бретани, и битуруги, жившие южнее, и ремы, населявшие территорию современной Бельгии, и немало известные херуски, осевшие в самом центре современной Германии, и реции, и ругии с Балтийского побережья, и россии, создававшие буферную зону между летто-литовскими племенами и предками современных поляков, и росы с берегов Данувия-Дуная, и роксоланы, кочующие в Причерноморье, и их северные соседи боруски. Однако, это уже осколки некогда могущественной цивилизации. Они представляют одно из так называемых цветных сословий, то есть сословие, характеризующееся символом цвета, и постепенно утрачивают свое значение. Трехтысячелетняя история подводит их к рубежу новой эры уже как элемент некой архаической остаточности евро-арийской цивилизации. Русы времен великого переселения народов совершенно утрачивают свое этническое единство, сливаясь с кельтской, германской и славянской общностями. Часть из них найдет свое второе рождение уже на славянской основе. Однако в природе и в истории каждый занимает только свое собственное место. В противном случае ситуация его начинает отторгать. Так русам восточных славян пришлось разделить свое место с варягами, которые должны были занимать его по своему историческому праву.


 
« Пред.   След. »